Первая русская научная школа электропривода

Представлена история создания в ЭТИ, ЛЭТИ первой русской научной школы электропривода, ее развитие и становление.

Почти сто лет назад, в июле 1850 г., К. Маркс говорил: "Царствование его величества пара, перевернувшего мир в прошлом столетии, окончилось. На его место станет неизмеримо более революционная сила - электрическая искра". "Паровая машина научила нас превращать тепло в механическое движение" - писал несколько позднее - Ф. Энгельс, - но использование электричества откроет нам путь к тому, чтобы превращать все виды энергии одну в другую и применять их в промышленности... Благодаря этому производительные силы настолько вырастут, что управление ими будет все более и более не под силу буржуазии" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 27. С. 283).

Спустя 50 лет, в июне 1898 г., созванное в Санкт-Петербурге широкое совещание представителей министерств и высших учебных заведений занималось определением путей выполнения поставленной первому высшему электротехническому учебному заведению задачи - готовить инженеров по всем электротехническим специальностям.

Если преподавание электротехники слабого тока уже имело 12 лет истории (с 1886 г.), то подготовка специалистов по "превращению всех видов энергии", главным образом тепловой, в электрическую и электрической в механическую для промышленных целей представляла трудную задачу, и дискуссия велась, в основном, вокруг вопроса разделения учебного плана на подотделы слабого и сильного тока и понятия о "промышленной электротехнике".

Если разделить пройденные 50 лет на два почти равных периода - до первых лет осуществления плана ГОЭЛРО в 1922-1923 гг. и после этого времени, - то история развития электропривода в России может создать впечатление, что прогноз Ф. Энгельса напугал русских промышленников, в борьбе с предубеждением которых против всяких новшеств в области привода на фабриках и заводах, автор настоящего очерка потратил первые, т. е. лучшие 10 лет своей научной и практической деятельности.

Что же было создано в Ленинградском электротехническом институте за первую четверть века в научной и учебной области промышленного использования электроэнергии? В течение первых пяти лет необычайно талантливый и широко образованный по тому времени профессор Павел Дмитриевич Войнаровский после организации М. А. Шателеном кафедры практической электротехники читал курс под наименованием "Электрическая передача и распределение механической энергии". Судя по первому литографированному учебному пособию, изданному П. Д. Войнаровским в 1899-1900 гг., в этом курсе помещались сведения по передаче электрической энергии на расстояние и по использованию ее на транспорте и в промышленности.

Этот первый труд заслуживает того, чтобы остановиться подробнее на его содержании. Первый его отдел, объемом в 56 страниц, содержит подсчеты коэффициента полезного действия передачи электрической энергии на расстояние и сравнение постоянного и переменного токов в отношении отдач. Начинается отдел со сравнения существующих способов передачи механической энергии на расстояние: гидравлического, сжатым воздухом, канатом и т. п. и, наконец, электрической энергии, причем на пятой странице автор говорит о праве "мечтать" о колоссальном развитии русской промышленности в связи с использованием энергии, которая кроется в волнах Терека, Днепра, Волги... "Наверное тогда электрическая энергия будет нас поить и кормить..."

Во втором отделе (с. 57-134) только первые пять страниц посвящены изложению преимуществ электрического привода по сравнению с прочими, причем говорится о преимуществах энергетических и ни слова о конструктивном влиянии электропривода на машину-орудие и на ее эффективность. На остальных 72 страницах излагаются способы пуска и регулирования электродвигателей.

Третий отдел (с. 135-164) содержит основные тяговые расчеты и последний отдел (с. 165-185) - расчеты мощности электрической станции.

Таким образом, этот курс явился первой ячейкой или корнем, от которого, спустя пять лет, появились уже три ветви - три будущие отрасли электротехники: передачи на далекие расстояния (как самостоятельный такой курс появляется в учебном плане электротехнического института, утвержденном в мае 1908 г.), электрической тяги и электрического распределения механической энергии.

Характерно, что изданное в 1901 г. старейшим профессором электротехнического института М. А. Шателеном "Руководство к составлению проектов электрического освещения и электрического распределения энергии в жилых помещениях, на фабриках, заводах и других общественных зданиях" (СПб., 1901), не содержит никаких указаний или расчетов об электрическом распределении механической энергии на фабриках и заводах, т. е. об электроприводе. Разделение преподавания названных двух видов использования электрической энергии - на транспорте (электрический трамвай) и в промышленности - относится к 1903 г., когда инженер Я. М. Гаккель начал чтение курса "Электрическая тяга", а инженер В. В. Дмитриев - курса "Электрическое распределение и передача механической энергии" и издал литографированное учебное пособие того же названия.

Как видно из характерной перестановки слов в названии этого учебного пособия, "электрической передачи" оно уже не содержит, хотя первые 13 страниц и посвящены сравнению различного способа передачи механической энергии паром, сжатым воздухом, водой, канатом и электрической энергии.

II раздел (с. 19-31) давал энергетическое понятие о трансмиссионном и одиночном электрическом приводе.

Основной раздел - III (с. 32-124) - посвящен рассмотрению электродвигателей постоянного тока, а IV раздел (с. 125—156) - способам соединения электродвигателя с машиной-орудием, при групповом и одиночном приводе. V раздел (157-169) посвящен способам определения мощности электродвигателя, а последний (170-272) - электродвигателям переменного тока.

Спустя 12 лет - в 1915 г. - профессор В. В. Дмитриев издал первое печатное учебное пособие под наименованием "Электрическое распределение механической энергии на фабриках и заводах". Здесь первый и самый крупный отдел (47 с.) посвящен сравнению одиночного и группового электрического привода, второй (25 с.) - пуску и регулировании электродвигателя, третий раздел (27 с.) - расчету мощности электродвигателей прокатного стана и шахтной машины и четвертый (14 с.) - пусковым устройствам.

То, что и это третье учебное пособие так же, как и первые два, не содержит никаких данных о конструктивном влиянии электродвигателя на электрифицируемую машину-орудие или о влиянии на эффективность последней, не представляет ничего удивительного.

Теперь трудно себе представить то состояние электрификации промышленности России, которое было к концу первой империалистической войны. Тот коренной переворот в производительности машин-орудий, т. е. "рост производительных сил", о котором говорил Ф. Энгельс, электрический привод мог внести лишь при условии внедрения его в самую конструкцию машины-орудия, что выходило уже далеко за пределы электротехники и захватывало громадную область промышленности машино- и станкостроения.

Таким образом, и постановка преподавания, и практическая деятельность в области электропривода ограничивалась энергетическими расчетами и некоторыми исследования-ми на фабриках и заводах, которые были предприняты в первом периоде — до Великой Октябрьской социалистической революции.

Новый государственный строй позволил по-новому в государственном масштабе поставить проблему электропривода. Говоря об осуществлении плана ГОЭЛРО, В. И. Ленин приводил печальный пример одной из самых могущественных и технически развитых стран - Германии: "Аналогичную работу проделал один ученый Ваппод. Он составил научный план социалистической перестройки всего народного хозяйства Германии. В капиталистической Германии план повис в воздухе и остался литературной работой одиночки" (Полит. собр. соч. Т. 26 С. 171). Только в Советском Союзе - стране единого народного хозяйства - оказалось возможным перенести проблему "электрического распределения механической энергии" со страниц учебных пособий и журнальных высказываний в жизнь и поставить ее в центре внимания организаций, планирующих перестройку всего народного хозяйства.

Коллектив ЛЭТИ чутко отозвался на решение ВЦИК приступить к научной выработке и последовательному проведению в жизнь государственного плана всего Народного хозяйства (ГОЭЛРО). В 1922 г. в Институте организованы три новые энергетические кафедры и громадные по масштабам лаборатории не только учебного, но и научного характера, как будущая база коллектива ЛЭТИ для "научной выработки" основ русской науки об энергетике в трех ее звеньях: генерировании, передаче и использовании электроэнергии.

Упорным трудом и систематическими выступлениями на технических совещаниях и в ВСНХ автору удалось добиться решения о выделении необходимых средств для организации такой лаборатории, где можно было бы продемонстрировать справедливость прогноза К. Маркса о том, что основное преимущество электропривода заключается не в энергетике, т. е. не в повышении КПД, а в повышении производственного эффекта электрифицированной и автоматизированной машины-орудия.

В новых условиях государственной жизни, в условиях единого народного хозяйства, автору за восемь лет с 1922 г. - года организации кафедры "Электрическое распределение механической энергии" - по 1930 г. удалось создать то, что не удавалось его предшественникам за предыдущие 25 лет и что принято называть научной школой, а именно:

1. В 1925 г. появилось первое издание основного курса новой специальности "Электрификация фабрик, заводов и судов", пока еще под старым наименованием "Электрическое распределение механической энергии", но уже с новым содержанием, в котором основное место отведено исследованию механических свойств электродвигателей и влиянию их на производительность машины-орудия. Здесь уже представлены все основные элементы той "теории электропривода", которую можно признать самостоятельно создан-ной в Советском Союзе, а не заимствованной из-за границы.

2. В первые же годы (1919-1924) им и его ближайшим сотрудником А. В. Трамбицким создан задачник, впоследствии в 1925 г. переработанный заново и дополненный следующим сотрудником - А. В. Фатеевым.

3. При деятельной помощи последнего, а несколько позднее Г. В. Одинцова и А. В. Берендеева и с 1930 г. Б. И. Норневского, автор поставил целый ряд студенческих лабораторных работ.

4. Наконец в 1926-1929 гг. он получил согласие председателя ВСНХ СССР на выделение валютных средств для создания первой в Союзе научно-исследовательской лаборатории электропривода на базе кафедры ЛЭТИ, но с обязательным обслуживанием заданий Научно-исследовательского сектора ВСНХ.

Все это требовало творческой работы, так как ничего аналогичного ни в СССР, ни за границей не было. Наоборот, ни в одном из 15 западноевропейских втузов, посещенных им по поручению начальника Главпрофобр А. Я. Вышинского, автор не нашел не только кафедр или лабораторий, но и учебных пособий по электроприводу. Более того, немалого труда стоила и реализация заказов для лаборатории электропривода ЛЭТИ за границей, так как представители германских и швейцарских электротехнических фирм не понимали цели выполнения небольших по мощности моделей тех каскадных агрегатов (Кремера, Шербиуса, Кошичек, Ильгнера и др.), которые нормально выполнялись в тысячах киловатт и которые трудно было выполнить с сохранением норм значений параметров.

Трудно было договориться и с машиностроительными фирмами о специальном выполнении типовых машин-орудий с переключением ("на ходу") на несколько видов электропривода, как, например, строгального станка с нормальным, ременным приводом, с реверсивной электромагнитной муфтой и нереверсивным двигателем трехфазного тока и, наконец, с реверсивным двигателем постоянного тока. Заказ небольших ножниц с автоматическим управлением, электропривода, выполняемого только для крупных ножниц, так же, как и небольшой модели шахтной подъемной машины, электрифицированной по системе Леонардо-Ильгнера, также требовал длительных переговоров.

Однако все эти трудности остались позади, когда сущность новой лаборатории стала широко известна за границей, и многие фирмы, в особенности мелкие, не только сами стали предлагать свои машины, но и присылали их в адрес лаборатории бесплатно с рекламной целью (например, фирмы Обермозер, Шорх и др.).

Очень характерным для доказательства жизненности этой лаборатории оказался тот факт, что ее научное использование началось в самый период создания: так, например, исследование всех трех видов электропривода строгального станка велось непосредственно по ме¬ре окончания их монтажа, причем принятое на основании сравнения решение легло в основу электропривода строгальных станков производства Ленинградского завода им. Свердлова.

То же самое имело место в отношении исследования подвесной электрической железной дороги, причем результаты сравнения постоянного и трехфазного тока, опубликованные в трудах Тинстальност" (1935. Вып. 1. ОНТИ), легли в основание выполнявшегося в то время проектирования электрификации Ленинградского торгового порта.

Исследование прокатки цветных металлов, начатое на опытных станах лаборатории и продолженное (после передачи лаборатории в 1930 г. в политехнический институт) на заводах "Красный выборжец" и "Севкабелъ", легло в основу разработанного автором метода определения работы прокатки цветных металлов, использованного при проектировании новых заводов цветной металлургии, широко развитой в связи с развитием самолетостроения.

По заданию "Шахтстроя" на шахтной машине производилось исследование системы автоматизации, предложенной питомцем кафедры А. Е. Максимовым.

Организация первой научной лаборатории электропривода была чрезвычайно своевременной в смысле подготовки общественного мнения, если учесть, что в 1930 г. вышел приказ ВСНХ СССР № 987 от 10.03.30 о внедрении электропривода в советское машиностроение, а в 1932 г. - постановление Оргкомитета по составлению генплана электрификации СССР о значении электропривода в реконструируемой промышленности Советского Союза.

В первый период существования кафедры и специальности как единственной в сети электротехнических втузов СССР (1922-1930) вполне естественным был широкий охват всех видов промышленного применения электропривода, как показывает само название специальности "Электрификация фабрик, заводов, горного дела, сельского хозяйства и судов". Последняя отрасль (судовой электротехники) вскоре была отделена как весьма специфическая в виде "уклона" (как тогда называлась специализация) и сохранилась в ЛЭТИ как единственная из уклонов специальности после передачи последней в ЛЭМИ (ЛПИ). В качестве первичной ячейки для воссоздания электрического привода в ЛЭТИ было использовано военно-промышленное отделение (ВПО), которое было организовано в 1925-30 гг., когда аналогичное отделение было закрыто в Военно-морской академии.

Для надобностей специальности "Электрификация кораблей" удалось удержать в ЛЭТИ ничтожную часть импортного оборудования (подъемно-транспортного характера) и сохранить небольшую часть кадров на кафедре под новым наименованием "Электрификация спец. объектов " под руководством автора и при участии профессора Фролова и доцентов Полонского, Одинцова и Фатеева. Позднее в ЛЭТИ вернулись перешедшие в ЛПИ два аспиранта: Норневский и Соколинский.

Кадры кафедры были связаны с военным флотом как по линии преподавания в Военно-морской академии (проф. Ринкевич, проф. Фролов и Полонский), так и по научно-практической деятельности в электротехнических предприятиях, обслуживающих оборудование флота.

Еще в 1927-1928 гг. кафедра была связана с Ленинградским военно-морским строи-тельным бюро ГЭТ ВСНХ СССР и получила благодарность за исследование в опытном судостроительном бассейне.

Инициатива ЛЭТИ в организации ВПО, реорганизованного далее в Спецфак, энергично была поддержана Главным управлением втузов. Наличие в ЛЭТИ сильного специального факультета, широко обслуживавшего судостроительную промышленность, была одной из причин передачи института в 1937-1938 гг. в ведение "Наркомсудпрома" при разукрупнении НКОП, а подготовка сотен инженеров-электриков для строительства флота была немаловажной заслугой коллектива ЛЭТИ в тревожной обстановке международных отношений того времени.

Так как в течение первых пяти лет (с 1930 г. по 1934 г.) нечего было и думать официально ставить вопрос о воссоздании лабораторий в прежнем широком объеме, то автор живо откликнулся на письмо заместителя директора МЭИ, академика В. О. Кулебакина (№ Уч. 2, 13/IX-32 г.) занять кафедру электрификации промпредприятий МЭИ, и в течение 1932-1934 гг. организовал лабораторию электропривода при помощи своего ученика проф. А. Т. Голована. Работая одновременно в составе спецфака ЛЭТИ, автор упорно добивался воссоздания промэнергетики в ЛЭТИ. Наконец, приказом № 85 от 8/VI-34 г. он назначен руководителем кафедры "Промышленное использование электроэнергии" восстановленного электроэнергетического факультета, деканом которого назначен проф. В. В. Дмитриев. Правда, на первом этапе развертывания электроэнергетического факультета когда-то мощная до разукрупнения втузов специальность электропередачи и использования электроэнергии существовала совместно с двумя специализациями - электрооборудование во главе с проф. С. А. Ринкевичем, и электроснабжение промпредприятий во главе с проф. Л. Е. Машкилейсоном - в чрезвычайно суженных рамках одной специальности "Электрооборудование и электроснабжение предприятий". Долгое время не разрешалось ходатайство проф. С. А. Ринкевича об организации конструктивно-расчетного уклона по электроприводу на специальности "Электромашины и электроаппараты".

Только после того, как на Харьковском электромашиностроительном заводе (ХЭМЗ) был организован самостоятельный цех электропривода и на конференции электротехнических втузов был поставлен вопрос об изменении номенклатуры специальностей, этот уклон был, наконец, утвержден ВКВШ в виде расширенных специальностей: машины, аппараты, и электропривод, и разрешен в ЛЭТИ, причем первый выпуск по конструктивно-производственному уклону - электроприводу был в 1940 г.

Если к 1930 г. при передаче энергетических специальностей из ЛЭТИ в ЛЭМИ специальность "Электрификация фабрик, заводов и судов" возглавлялась мощной кафедрой, в со¬став которой, кроме ее руководителя, входили проф. Н. Н. Фролов, проф. В. И. Полонский, проф. Ф. Н. Шклярский (электрификация горного дела), доценты А. В. Фатеев, Г. В. Одинцов, Розенберг, А. В. Берендеев и Куликовский (всего около 20 человек), то после восстановления энергетической специальности кафедра, по идее ее организаторов, постепенно разделилась на ряд кафедр, возглавляющих соответствующие специализации.

Как в природе при размножении путем "почкования", новый организм остается в соединении со старым организмом-"производителем", так отпочковывающиеся новые ветви превращались в свою очередь в новые организмы - научные школы, не теряющие, однако, живой, непосредственной связи с основным корнем.

Надо заметить, что почти все сотрудники кафедры, связанные по своей деятельности с электрификацией оборонных объектов, остались в Ленинграде после эвакуации ЛЭТИ в марте 1942 г. и вошли в состав организованного по приказу народного комиссара

Правительство высоко оценило работу этого "Спецбюро" по обороне Ленинграда и наградило орденами и медалями весь его состав.

В настоящее время эта отрасль науки, представленная когда-то единственной кафедрой "Электрическое распределение механической энергии", настолько развилась, настолько вышла за пределы первоначальных, чисто энергетических рамок, что представлена в ЛЭТИ целым кустом из пяти кафедр и пяти лабораторий, возглавляемых проф. С. А. Ринкевичем - "Электрификация промпредприятий", проф. Д. В. Васильевым - "Электрификация спец. установок и синхронно-следящие системы", доц. канд. техн. наук Б. И. Норневским - "Электрификация кораблей", доц. канд. техн. наук А. В. Фатеевым - "Автоматика и телемеханика" и доц. канд. техн. наук Г. В. Одинцовым - "Электропривод".

Две последние кафедры получили особое направление как в научной, так и в учебной работе, а именно — в сторону расчета, конструирования и производства приборов автоматического управления, в виде комплектных устройств для авто- и телеуправления со-временных устройств одиночного и многомоторного электропривода.

Под руководством доц. Г. В. Одинцова кафедра ведет многолетнюю работу по созданию методики расчета новых для промышленности конструкций электромагнитных муфт постоянного тока и, в особенности, трехфазного тока, электромагнитных тормозных и сцепных механизмов, магнитных столов, а также приборов для исследования электропривода, например, для измерения или записи передаваемых от вала электродвигателя моментов. Область эта является наиболее слабо разработанной, если не считать созданных в ЛЭТИ конструкций электромагнитных муфт проф. В. Т. Касьянова и Г. В. Одинцова, конструкций специальных электродвигателей с прямолинейным статором (конструкция Я. М. Гаккеля - 1902 г.) и дуговым статором конструкции П. А. Фридкина.

Еще до Великой Отечественной войны автор в тесном общении с проф. В. И. Коваленковым пришел к убеждению о необходимости нового отпочкования в виде пятой кафедры — "Теории автоматического управления", в состав которой входила бы не только научная дисциплина по теории управления электропривода, но и целый ряд дисциплин, рассеянных по многим факультетам ЛЭТИ. Многие из этих дисциплин находились в полузаглохшем состоянии как наследие давно минувших дней, например специальности "Сигнализация, централизация и блокировка".

Несмотря на то что в ЛЭТИ В. И. Коваленковым и А. Ф. Шориным была создана наука о телемеханике, последняя не имела живой связи с областью автоматики электропривода, пока их ученики доц. Р. И. Юргенсон, Б. К. Щукин и Я. А. Повалоцкий не были привлечены в состав новой кафедры автоматики и телемеханики. Таким образом, в задачи ее вошли проблемы исследования неустановившихся режимов в системах автоматического и телемеханического контроля управления, расчета и конструирования аппаратуры этих систем и комплексной автоматизации различных производств и процессов, иначе говоря, проблемы передачи сигналов на расстояние, разработка методов селекции и преобразования сигналов и создание теоретических основ построения телемеханической аппаратуры как наследие лауреатов Сталинской премии проф. В. И. Коваленкова и А. Ф. Шорина.

Плодотворной работе молодой кафедры автоматики содействуют чрезвычайно благоприятные условия в виде неразрывной связи с целым рядом родственных кафедр, не только имеющих с ней общие корни происхождения, но смежных кафедр других факультетов: проводной связи, электровакуумной техники, электроники, радиотехники, телевидения, электроизмерительной техники и, в частности, телеизмерительной.

Связь с промышленностью.

Как изложено выше, получение средств на первое оборудование лаборатории импортными установками было обусловлено, во-первых, поддержкой рациональности ее создания со стороны промышленности, а во-вторых, обязательством обслуживать последнюю.

То и другое было выполнено. На имя председателя ВСНХ в 1925-1926 гг. было направлено ходатайство более десяти трестов и крупнейших предприятий. Работа лаборатории (а также и сотрудников кафедры вне лаборатории, но с лабораторными приборами) была неоднократно отражена в технической литературе. Например в "Вестнике металлопромышленности" за 1923 г., № 10 была помещена большая статья «Определение работы прокатки цветных металлов по результатам двухлетней работы на заводе "Красный выборжец"». Аналогичные работы были проведены на заводе им. Ворошилова и на заводе "Севкабель", причем результат последних был опубликован в № 3 журнала "Металлург" в статье "К вопросу об определении удельного давления при горячей прокатке красной меди". Разработанный проф. Ринкевичем метод исследования был заслушан на пленарном заседании Научно-технического совета Наркомата в НИИ Цветмет, причем протоколом №15 от 9.4-29 г. признан "более точным, чем предложенный проф. Пуппе, а работа в це-лом признана освещающей детально многие темные явления прокатки".

В области электропривода металло- и деревообрабатывающих станков кафедрой проделаны тысячи исследований на большинстве крупных ленинградских заводов (Путиловском, Балтийском, заводе им. Ленина, М. Гельца, К. Маркса, им. Жданова, им. Свердлова и т. д.), часть результатов которых была опубликована в № 2 "Вестника металлопромышленности" за 1922 г., в журнале "Станки и инструменты" № 3 за 1934 г. Работы по исследованию привода компрессоров нашли отражение в №1-3,5,6 журнала "Стандартуголь" за 1932 г.

Работа в области электропривода машин бумажной промышленности велась на фабриках им. Горького, Дубровской и в Балахне. Разработанный сотрудниками кафедры доц. Куликовским и аспирантом Карнюшиным электронный регулятор для этих машин был построен и испытан в лаборатории.

Работа в области электропривода машин текстильной промышленности велись на фабриках "Красный маяк", "Красная нить", им. Халтурина, им. Слуцкой, "Красный ткач" и др., причем трест "Ленинградтекстиль" был одним из первых в ходатайстве перед ВСНХ по выделению валюты для постройки в ЛЭТИ научной лаборатории по исследованию электропривода.

Питомцем кафедры инженером Фридкиным была использована идея проф. Я. К. Гаккеля, изложенная еще в 1902 г. на первом съезде электриков, закончивших ЭТИ, для раз-работки оригинальной конструкции "электрокардмашины Фридкина", осуществленной им в течение десяти лет упорной инженерной деятельности на заводе "Электросила" и заводе "Уралэлектроаппарат".

За работы по электрооборудованию и исследованию опытного военно-морского бассейне Ленинградского военного порта кафедра получила благодарность № 6036/216 от 28.11-1926 г.

Работы в области электропривода шахтных машин производились в лаборатории по заданию Шахтстроя.

Интересными работами были исследования систем электрического вала для углеперегружателей, выполняемых заводом имени Кирова (см. статьи доц. Берендеева в "Известиях ЛЭТИ" и "Известиях ЛИИЖТ"), а также работа по электрооборудованию разводных частей ленинградских мостов.

Наконец следует отметить, что даже в самый тяжелый период ликвидации кафедры в ЛЭТИ в 1930-1931 гг., когда лаборатория была передана в ЛЭМИ, ни научная работа, ни связь с промышленностью не остановилась: в поисках применения опыта всего коллектива проф. С. А. Ринкевич организовал при Ленинградском отделении всесоюзного электротехнического объединения (ВЭО) Научно-исследовательское бюро электропривода, задачей которого было исследование электропривода на действующих промпредприятиях Ленинграда, разработка рационального электропривода, внедрение его в промышленность и конструирование новейших типов электропривода для советского станкостроения. Осуществлению этой идеи помогли московские организации в виде НК РКИ и центрального исследовательского сектора НКТП.

Весь коллектив кафедры принял участие в научно-исследовательском бюро ВЭО (впоследствии С.Э. Электропрома и СВ. Электромонтаж).

Работа началась с выработки методики исследования электропривода в фабрично-заводских условиях, что было доложено в центральном совете электротехники ВЭО 18/VI-31 г. и опубликовано в статье "Методы исследования электропривода и неко-торые результаты работы в Лен. промпредприятиях" и в журнале "Вестник электропромышленности" № 1 и № 2 за 1932 г.; также в выработке терминологии (см. статью И. П. Петрова по материалам проф. Ринкевича № 1 указанного журнала, с. 40).
Ленинградское научно-исследовательское бюро электропривода за 10 лет руководства проф. Ринкевича развилось в мощную организацию с четырьмя лабораториями, поддерживавшими теснейшую связь с кафедрой и лабораторией ЛЭТИ, причем наиболее точные исследования велись в ЛЭТИ. Связь эта не прекращается и поныне.

Работы кафедры вызывали неоднократные запросы отделения технических наук Академии Наук СССР (№ 16338 от 21.IX-36 г., № 63/5 от 10.Ш-38 г. и от 5/VII-43 г. и др.), а также энергетического института Академии наук - запросы чл.-корр. АН СССР проф. Вейц и проф. Русаковского).

Наряду с большой научной работой комплекса кафедр электропривода и автоматики, выражавшейся сотнями отчетов о научной работе, частично напечатанных и еще в большей мере не опубликованных по причинам секретности, но в большей степени реализованных, коллектив кафедр провел большую работу по изданию учебников и учебных пособий:

  • Войнаровский П. Д. Электропередача и распределение механической энергии / ЭТИ. СПб., 1899. 182 с. (литогр.).
  • Дмитриев В. В. Электрораспределение и передача механической энергии / ЭТИ. СПб., 1903. 272 с. (литогр.).
  • Дмитриев В. В. Электрическое распределение механической энергии на фабриках и заводах / ЭТИ, Петроград. 1915. 116 с.
  • Ринкевич С. А. Электрическое распределение механической энергии / Изд. Н.И.А., 1925. 627 с.
  • Ринкевич С. А. Электрическое распределение механической энергии: Теория электропривода. В 2 т. /ОНТИ. М., 1932. 1008 с.
  • Ринкевич С. А. Теория электропривода: Электрическое распределение механической энергии / ОНТИ. М., 1938. 472 с.
  • Фатеев А. В. Примерные расчеты по электроприводу. Упражнения по теории привода: Учеб. пособие. / ОНТИ. М, 1933. 55 с.
  • Фатеев А. В. Электрооборудование портовых механизмов. / ОНТИ. М., 1934. 365 с.
  • Фатеев А. В. Электрооборудование механизмов внутризаводского транспорта / ОНТИ. М., 1936. 155 с.
  • Ринкевич С. А. Методика преподавания теории электропривода / ЛИИЖТ. Л., 1935.18 с.
  • Васильев Д. В. Электрические машины в схемах синхронной связи / ОНТИ. М.,1935. 395 с.
  • Васильев Д. В. Основы автоматики электропривода / ОНТИ. М., 1938. 411 с.
  • Полонский В. И. Электродвижение судов / НК ВМФ. М., 1929. 411 с.
  • Полонский В. И. Рулевые, шпилевые и брашпильные электроприводы / НК ВМФ. М., 1941.399 с.
  • Хомяков Н. М. Электрооборудование корабельных рулевых устройств / НК ВМФ. М., 1931.228 с.
  • Фатеев А. В., Норневский Б. И. Сборник примеров и задач по теории электропривода. 2-е изд. / ОНТИ. М., 1939. 234 с.
  • Фатеев А. В. Корабельные электроприводы. В 2-ч. // НК ВМФ. М., 1940. Ч. 1. 84 с, 4.2.34 с.
  • Константинов В. А. Эксплуатация электрооборудования промышленных предпри-ятий. М.: Машгиз, 1941. 134 с.

Помимо указанных печатных учебных пособий научной школой ЛЭТИ создан ряд литографированных пособий "местного пользования":

Руководство к работам в лаборатории электропривода // Сост. доц. А. В. Фатеев и асп. Михеев. В 2 ч. / ЛЭТИ. Л., 1939. Ч. 1. 53 с, ч. 2. 96 с. (2-е издание вышло под ред. проф.С. А. Ринкевича в типографии ТТУ).

Руководство к работам в лаборатории автоматики электропривода // Сост. доц. Байда и канд. техн. наук Ушаков / ЛЭТИ. Л., 1938. 135 с.
Фрейдзон И. Р. Переходные режимы работы двигателей постоянного тока / ЛЭТИ. Л., 1939. 239 с.

Вполне естественно, что работа большого коллектива на протяжении 25 лет в благоприятных условиях советской действительности не могла не выйти далеко за стены электротехнического института и остаться без влияния на многочисленные создавшиеся после 1930г., кафедры электрификации промышленных предприятий и электропривода. Действительно, передача в ЛЭМИ в 1931 г. богатейшего оборудования лаборатории, кабинета дипломного проектирования с архивом за 20 лет и учебными пособиями по лабораторным работам и уп¬ражнениям, не могла не сказаться положительно на организованной в 1930 г. кафедре электрооборудования промышленных предприятий ЛЭМИ; равным образом организация в Московском энергетическом институте аналогичной лаборатории электропривода происходила под руководством автора и, следовательно, с учетом всего опыта, накопленного в ЛЭТИ.

Организация кафедр электропривода в Харьковском электротехническом институте (ХЭТИ) Г. П. Леви и Т. П. Губенко происходила при постоянной консультации с кафедрой ЛЭТИ, с систематическими посещениями ее лабораторий.

Кафедра электрификации промышленных предприятий Ивановского энергетическо-го института и кафедры Московского заочного индустриального института организовывались при тесном контакте проф. М. Н. Новицкого и И. И. Петрова с кафедрой ЛЭТИ и при непосредственном ее участии.

Наконец, создание кафедр электропривода в Ленинградском институте железнодорожного транспорта, в Военно-электротехнической академии и в Военно-морской академии происходило под непосредственным руководством автора.

По мнению проф. Т. П. Губенко, выраженному в "частной методике по курсу теории электропривода" (ЛЭТИ, 1935), "к чести наших курсов нужно сказать, что в заграничной литературе не существует дисциплин, излагающих так подробно и систематично теорию электропривода. Это показывает, что первый шаг в сторону разработки теории электропривода и способа его проектирования и конструирования нами сделан. Долг каждого инженера, занятого в области электрооборудования, хорошо овладеть теорией и стать творцом новых форм электропривода, т. е. действительно быть лучшим инженером в мире".

Во всяком случае, ни в одной стране в мире не существует столь благоприятных условий, как для правильного, безболезненного развития электропривода, не искажаемого столкновениями частных интересов электротехнических, машиностроительных фирм, так и для развития научной и учебной работы кафедр многочисленных электротехнических втузов, объединенных общей задачей подготовки кадров для народного хозяйства.

К очерку С. А. Ринкевича "Первая русская школа электропривода".

Рукопись очерка "Первая русская школа электропривода" обнаружена в архиве основанной С. А. Ринкевичем кафедры Ленинградского электротехнического института (ныне кафедры робототехники и автоматизации производственных систем (РАПС)) Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета "ЛЭТИ". Сотрудникам кафедры и музея истории ЛЭТИ неизвестна ее публикация.

В очерке раскрывается связанная с развитием ЛЭТИ и России, основанная на документах, история становления и развития автором и его коллегами первой русской научной школы электропривода (вплоть до середины 50-х гг. XX в.). Текст очерка приводится в оригинале с целью сохранения научной ценности и "духа времени".
Заведующий кафедрой РАПС, д-р. техн. наук, проф. Г. И. Прокофьев.


С. A. Rinkevich
THE FIRST RUSSIAN SCIENTIFIC SCHOOL OF ELECTRICAL DRIVE
The history of foundation in ETI, LETI of the first Russian scientific school of electrical drive is presented.
LETI, P. V. Voinarovsky, GOELRO, M. A. Shatelen, S. A. Rinkevich, V. V. Dmitriev, A. V. Trambitsky, A. V. Fateev, A. V. Berendeev, G. V. Odintsov, B. I. Nornevsky, electrical drive
Статья поступила в редакцию 16. 02. 2006