ЛЭТИ в годы Великой Отечественной войны

ЛЭТИ в годы Великой Отечественной войны

В преддверии Дня Победы предлагаем вашему вниманию рассказ о студенческой жизни и научной работе ЛЭТИ в годы Великой Отечественной войны.

04.05.2017

Близится самый святой праздник для всех россиян – День Победы в Великой Отечественной войне. Со страшными событиями 1941-1945 годов пришлось столкнуться миллионам семей. Для борьбы с фашистскими захватчиками промышленность была переведена на военные рельсы, и огромную помощь ей оказывали учебные заведения. Весомый вклад в решение задач советской армии внес Ленинградский электротехнический институт, в котором в один из первых дней войны была принята предельно краткая резолюция: «Враг будет разбит!». Обязанности руководителя ЛЭТИ в блокадном Ленинграде исполнял профессор Сергей Александрович Ринкевич. В составе отрядов народного ополчения на фронт ушли 1200 студентов, преподавателей, рабочих и служащих института. Но жизнь в вузе не останавливалась.

Война войной, а лекции по расписанию

Несмотря на блокаду Ленинграда, студенты ЛЭТИ ежедневно собирались в аудиториях и слушали лекции. После занятий они дежурили на крышах и обезвреживали зажигательные бомбы. По окончании экзаменов, которые проходили согласно расписанию, юноши поступали в распоряжение райкома комсомола или военкомата, девушки уходили работать в госпитали и на заводы. В сентябре 1941 года комитет комсомола направил группу студенток на курсы радистов-операторов, которые затем воевали в составе партизанских соединений.

Постепенно институт пустел: в подразделения Ленинградской МПВО ушли большинство студенток младших курсов, часть студентов-юношей и девушек вступили в городской комсомольский полк по охране порядка. В помещениях первого корпуса, находящихся слева от входа в институт с Аптекарского проспекта, профессор Г.А. Кьяндский подготовил к работе станцию радиоперехвата и организовал дежурство на ней.

В таких условиях выпуск из стен ЛЭТИ тридцати студенток в качестве инженеров-электриков в феврале 1942 г. стал большой победой. Выпускницы были сразу же зачислены в штаты предприятий оборонного комплекса страны.

Даже в тяжелейших военных и блокадных условиях учебные занятия в ЛЭТИ и в его Ташкентском отделении не проводились только с января по сентябрь 1943 г. Несмотря на обстрелы, не было ни одного случая срыва учебных занятий. Всего за годы Великой Отечественной войны институт подготовил 617 специалистов.

ЛЭТИ как военный объект

Наполовину опустевшие помещения первого и второго институтских корпусов в конце зимы 1941 г. стали «осваиваться» моряками Краснознаменного Балтийского флота, который перебазировал сюда Политическое управление КБФ (ПУБАЛТ) и ряд других служб. Моряки существенно укрепили здания корпусов на случай бомбежек, а в помещениях разместили технику.

В декабре 1941 г. в ЛЭТИ был открыт стационар, который многим спас жизнь. В небольшой аудитории для групповых занятий рядом со столовой в два ряда стояли койки. Здесь лечились и студенты, и сотрудники, и преподаватели. Каждое утро в комнату входил заведующий стационаром доцент В.В. Пасынков и бодрым голосом справлялся о самочувствии раненых. Пребывание в стационаре длилось около 10 дней. Больных кормили три раза в сутки.

Специальное помещение было оборудовано также в здании храма Преображения Господня на Инструментальной улице, в котором с 1930 года находилась лаборатория электроакустики С.Я. Соколова. За храмом был размещен бункер адмирала В.Ф. Трибуца – врытое в землю большое стальное сооружение, где располагался командный пункт Балтийского флота.

На третьем этаже правого крыла второго корпуса размещалась оперативная группа писателей ПУБАЛТа, состоявшая из офицеров Балтфлота. В этих стенах были созданы многие публицистические, прозаические и стихотворные произведения для фронта, появилась известная пьеса «Раскинулось море широко», написаны многие страницы пьес В. Вишневского и А. Крона, романов «Балтийское небо» Н. Чуковского и «60-я параллель» Л. Успенского.

ЛЭТИ, ставший настоящим военным объектом, был занесен на карту немецкой тяжелой артиллерии, обстреливавшей наш город.

Научная работа ЛЭТИ в годы войны

В военные годы работа ученых приобрела особое значение. Небольшая группа преподавателей и сотрудников, а также студенты, не взятые по состоянию здоровья в армию, остались в Ленинграде и проводили научную работу для решения оборонных задач. В апреле 1942 г. при ЛЭТИ было создано Бюро научно-исследовательских работ Наркомата судостроительной промышленности (Спецбюро), деятельность которого продолжалась до снятия блокады Ленинграда и восстановления нормальной работы научно-исследовательского сектора ЛЭТИ.

Спецбюро имело в своем составе несколько секций. Одна из них решала задачи пересчета координат английских и канадских систем управления стрельбой на отечественные, ремонтировала механические части стрелковых приборов, а также по заданию командующего Балтфлотом адмирала В. Ф. Трибуца выполнила работы по усилению зенитной артиллерии эсминцев «Строгий» и «Стройный».

Сотрудники другой секции Спецбюро вели работу по взрыву мин на расстояниях, безопасных для кораблей, проводили испытания минных взрывателей, разрабатывали наиболее простые методы ремонта и восстановления электрооборудования кораблей, изготавливали передвижные электростанции для госпиталей. Также сотрудники секции занимались подбором электродвигателей к станкам на работавших в период блокады заводах, так как электропитание города осуществлялось по кабелю, проложенному по дну Ладожского озера, а лимит на потребление электроэнергии был крайне жестким.

Третья секция Спецбюро вела работы по ремонту электроизмерительных приборов для электрооборудования кораблей и промышленных предприятий, а также участвовали в организации работ по сварке металлических конструкций причалов и барок на «Дороге жизни».

Большой исследовательской работой Спецбюро было отыскание в условиях блокированного города заменителей ряда электроизоляционных материалов, необходимых для оболочек антимагнитных противопехотных мин и распределительных щитков кораблей, танков и прожекторно-звукоулавливающих систем. Группе ученых под руководством В.В. Пасынкова и Р.К. Манакова удалось подобрать и создать изоляционный пропитывающий состав, обеспечивавший влагозащиту мин, на основе имевшихся в городе химических реактивов.

Наличие в Спецбюро ЛЭТИ специалистов различного профиля позволило с 1 октября 1943 года возобновить учебные занятия на I, II и III курсах без отрыва от производства. Аудиториями служили помещения в подвале институтского здания. На учебу пошли студенты, проработавшие в блокаду на заводах города, несшие службу на вышках МПВО и в местных госпиталях.

Особой задачей в дни блокады было создание местного освещения. Имевшиеся у командиров ручные фонарики с динамомашинкой отказывали в полевых условиях из-за набухания и деформации текстолитовых шестеренок. На оборудовании лаборатории электроизоляционных материалов ЛЭТИ, где проводились испытания изоляции проводников и шнуров, ученые института выяснили, что шестеренки нужно проваривать в трансформаторном масле.

ЛЭТИ в эвакуации

13 марта 1942 года основная часть преподавателей и студентов института была эвакуирована по знаменитой Ладожской ледовой дороге на Большую Землю. Директором эвакуированного ЛЭТИ, а затем и его Ташкентского отделения в 1942-1944 гг. был доцент В.Х. Дерюгин. Ученые института помогали становлению науки и образования в Средней Азии: оказывали консультативную помощь, выполняли экспертизы проектов по тепло- и гидроэнергетике, разрабатывали проект по организации электроизмерительного отдела для Энергетического института Узбекской академии наук. В мае 1944 года в Ташкенте была проведена первая научно-техническая конференция профессорско-преподавательского состава института.

По постановлению правительства группа профессора В.П. Вологдина была эвакуирована в Челябинск, центр танкостроительной промышленности. За разработку технологии высокочастотной закалки, повышающей прочность танковой брони, работа группы была отмечена Сталинской премией.

В глубокий тыл была эвакуирована и лаборатория, возглавляемая профессором С.Я. Соколовым. В Горьком (ныне – Нижний Новгород) коллектив разработал методы и приборы неразрушающего контроля ультразвуком качества брони и металла для самолетов, за которые коллективу также была присуждена Сталинская премия.

Профессор Н.П. Богородицкий в годы эвакуации работал в Красноярске. Одной из наиболее значимых разработок его группы стали радиокерамические и высокочастотные диэлектрические материалы для приемно-передающей радиоаппаратуры.

Возвращение института в родной город совпало с возобновлением учебы для многих демобилизованных воинов. Коллектив, накопивший богатый жизненный опыт в суровых военных испытаниях, приступил к восстановлению учебно-лабораторной базы ЛЭТИ.

Значение средств радиосвязи в проведении военных операций было отмечено принятием 2 мая 1945 г. постановления Совета Народных Комиссаров СССР, подписанного И. В. Сталиным, об учреждении нового государственного праздника 7 мая – Дня радио.

Память о событиях военных лет отражена в многочисленных фотоальбомах и архивных документах, постоянно собираемых и бережно сохраняемых в Музее истории ЛЭТИ. По инициативе и при активном участии профессора В.Б. Смолова группой сотрудников университета была создана «Книга памяти», в которую включено более 1300 биографий сотрудников и преподавателей ЛЭТИ, участвовавших в Великой Отечественной войне. В 1986 г. на Инструментальной улице около здания пятого корпуса был установлен Памятник студентам и преподавателям ЛЭТИ, погибшим в годы войны (автор – народный художник РФ А.Г. Дема).